Обратная связь



В СОЮЗЕ С ПРИРОДОЙ

Уже на самых ранних стадиях развития человеческого общества растения были не только источником питания людей. Занимаясь сбором плодов, кореньев и трав, человек пытался с их помощью избавляться от страданий, причиняемых ему различными болезнями, возможно, руководствуясь инстинктом в выборе лекарственных растений.

Со временем на смену инстинкту пришло мышление, способность улавливать связь между причиной и следствием, запоминать и сопоставлять эти связи. Человек стал замечать, что некоторые из растений вызывали рвоту или расстройство желудка. Поэтому страдавшие болями в животе прибегали к помощи таких растений, так как убеждались, что опорожнение желудка или кишечника часто снимало боль.

Наблюдения над ранеными или больными животными, безошибочно выбирающими среди растений нужные «лекарства», также обогащали арсенал лекарственных средств человека. На это указывают названия некоторых растений. В древних сказаниях народов Южной Америки говорится, что целебные свойства хинного дерева туземцы обнаружили, наблюдая за пумами, которые излечивали себя от лихорадки, поедая кору этого дерева. По арабским преданиям, возбуждающее действие кофе помогли открыть козы. Один пастух заметил, что козы, поевшие днем плодов с кофейного куста, были очень возбужденными и всю ночь не могли уснуть.

В народной медицине Сибири давно применяется левзея. Корни этого растения известны в народе под названием «маральего корня». Оказывается, что олени (маралы) осенью, перед наступлением брачных боев, усиленно охотятся за левзеей, поедая корни растений. Это и натолкнуло людей на мысль, не является ли «маралий корень» средством, подбадривающим организм зверя. Так тонизирующее действие корней левзеи стало достоянием народной медицины. Только сравнительно недавно, в середине XX века, целебные свойства левзеи были оценены научной медициной, и препараты из нее стали применять в широкой медицинской практике.

Так что первым учителем человека была природа, а первой аптекой — лес и поле. Постепенно знания о лечебных свойствах растений накапливались и передавались из поколения в поколение. За два-три тысячелетия до новой эры было известно о целебном действии многих растений. Развитие земледелия способствовало более внимательному изучению полезных свойств растений и отбору для возделывания наиболее ценных представителей дикорастущей флоры, в том числе и лекарственных растений. Торговля и войны распространяли знания о лекарственных средствах между соседними народами и приводили к взаимному обогащению медицинских арсеналов разных стран.

Сначала познания в области лекарственных растений и их применения носили сугубо эмпирический характер. Отсутствие определенных систематизированных знаний о болезнях и способах их лечения приводило к тому, что помощь искали у переболевших подобной болезнью. По свидетельству древнегреческого историка Геродота, вавилоняне выносили больных на улицу. С ними не разрешалось разговаривать на отвлеченные темы, можно было только задавать вопросы, относящиеся к болезни, и давать советы, если спрашивающий сам перенес подобное заболевание и его совет мог принести пользу больному.

У многих народов целебные свойства растений считались сверхъестественными, и лечением лекарственными травами занимались жрецы. Под покровом таинственности служители культа скрывали свои знания о действии на организм различных растений. Эти сведения были достоянием жреческой касты и открывались только посвященным.

Древнеегипетским жрецам было известно, например, действие, которое оказывают на организм человека плоды мандрагоры, доставлявшиеся в Египет из Нубии: сок ягод этого растения способен на некоторое время лишать человека зрения.

Колдуны и шаманы в своих колдовских обрядах также использовали знание свойств растений, особенно ядовитых. В арсенале колдовских средств народов Европейского континента почетное место занимали такие весьма ядовитые растения, как белена, дурман, аконит, цикута.

Когда ученые впервые расшифровали древнеегипетские иероглифы и получили возможность познакомиться с культурой и бытом одного из первых на земле государств, стало ясно, какое большое значение имели растения в жизни древних. Многочисленные изображения растений и иероглифические записи о них были найдены на стенах храмов и гробниц. Но особенно ценные сведения о применении растений, в том числе лекарственных, были обнаружены в древних памятниках письменности — египетских папирусах.

Египтяне уже классифицировали лекарственные растения по их фармакологическому действию (слабительные, рвотные и т. д.). Многие из растений, применявшихся египетскими врачами три с половиной тысячелетия назад, не утратили своего медицинского значения и поныне.

Особой популярностью пользовалась в Египте клещевина (из ее семян и в настоящее время добывается касторовое масло — всем известная «касторка»). Египтяне использовали масло плодов клещевины как слабительное средство и как средство для улучшения роста волос. Древнеегипетские врачи считали, что многие болезни возникают от избытка пищи, поэтому в качестве профилактического мероприятия всем жителям Египта предписывалось регулярно, в третий день каждого месяца принимать слабительное — «касторку». Растительные продукты входили также и в состав средств для бальзамирования усопших.

Применяя лекарственные растения, врачи древности полагали, что целебными свойствами обладают все их составные части, и старались как можно бережнее сохранить данное природой сочетание веществ. Наиболее полное выражение подобные взгляды получили в учении знаменитого врача Древней Греции Гиппократа (460—377 гг. до н. э.).

Гиппократ впервые создал более или менее стройное учение о причинах возникновения болезней и методах их лечения. Основная задача врача, по мнению Гиппократа, заключается в том, чтобы помочь природе вновь восстановить утраченное равновесие четырех основных жидкостей в организме больного. Врачам известно определение медицины, данное Гиппократом: «Медицина есть искусство подражать целебному воздействию природы».

Гиппократ считал, что лекарственные растения своим действием обязаны определенному, оптимальному сочетанию всех их составных частей и поэтому растения следует употреблять в том виде, в каком создала их природа, то есть в натуральном виде или в виде соков. Так, отправляясь к больному, знаменитому философу древности Демокриту. Гиппократ отдал следующее распоряжение своему сборщику трав: «Все соки, выжатые и вытекающие из растений, следует доставить в стеклянных сосудах, все листья, цветки и корни — в новых глиняных банках, хорошо закрытых, чтобы под влиянием проветривания не выдохлась сила лекарства, как бы впавши в обморочное состояние».

Теория, восходящая к Гиппократу, получила название «гуморальной», потому что здоровье человека в ней связывалось с количественными и качественными изменениями жизненных влаг (humores — соков) в организме. Согласно этой теории, жизнь человека определяют и вещества — кровь, слизь, черная и желтая желчь. При нормальном соотношении «соков» организм здоров. Нарушение соотношения той или иной жидкости вызывает болезнь. Каждый из «соков» обладает определенными свойствами: кровь несет тепло и влагу, слизь — холод и влагу, желтая желчь — сухость и тепло, черная — холод и сухость.

По преданию, резиденция Гиппократа находилась в Греции, на острове Кос. Его храм, служивший не только для молитв, но и для медицинских процедур. был окружен множеством двориков. И в каждом из них обязательно имелись бассейны для омовений и лечебных ванн.

Знаменитая клятва Гиппократа (а ее давал каждый врач, после того как заканчивал обучение на острове Кос, и дают сегодня современные выпускники медицинских вузов) родилась в храме Асклепия: «...в какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного. Я буду Далек от всего неправедного и пагубного, я не вручу никому ядовитого средства...».

Учение, освященное авторитетом Гиппократа, господствовало в медицине несколько столетий, однако в конце концов должно было уступить более прогрессивным представлениям.

Автором нового учения о лекарственных растениях был великий врач начала нашей эры Клавдий Гален. Его перу принадлежит около 400 сочинений по разным вопросам естествознания и философии, половина из них посвящена медицине. В трудах Галена был собран богатый материал в виде стандартных прописей и советов, удовлетворявший нужды практического врача.

В противоположность Гиппократу Гален придерживался мнения, что в лекарственных растениях, которые и в его время составляли основную часть арсенала лекарственных средств, есть два «начала». Одно из них оказывает на больной организм лечебное действие, это так называемое действующее начало, носитель одного из четырех основных качеств, другое — бесполезно или даже вредно для организма. Действующее начало предпочитает высушенному растению жидкость, поэтому его легко отделить от бесполезного. Для этого растительное сырье следует настоять или прокипятить с водой, вином или другой подходящей для приема внутрь жидкостью, которая использовалась затем как лекарство. «Начала» Галена еще не ассоциировались с определенными составными веществами растений, под ними он сам подразумевал какие-то особые силы, заключенные в растении и проявляющие себя в воздействии на больной организм.

Идея Галена о неравноценности «начал» оказалась весьма плодотворной. Извлечения из лекарственных растений быстро завоевали популярность во всех странах Европы, и в XVI веке противники медицинских концепций Галена стали называть их «галеновыми препаратами». Это название сохранилось и поныне, а препараты, получаемые путем экстракции лекарственных веществ из растений, широко применяются в современной медицинской практике.

Тогда же против учения Галена выступил знаменитый врач средневековья Парацельс, взгляды которого оказали большое влияние на развитие европейской медицины и в значительной мере определили ее дальнейшее продвижение. Парацельс рассматривал жизнь как определенный химический процесс, течение которого зависит от состава участвующих в нем веществ, а заболевание считал как такое состояние организма, когда в нем недостает необходимых веществ или накапливаются продукты жизнедеятельности. Чтобы устранить причину заболевания, нужно ввести в организм недостающие ему вещества или те, что благотворно влияют на ход жизненных процессов. Парацельс полагал, что все необходимые для больного организма вещества должны находиться вокруг него. Если природа, говорил он, где-то произвела на свет болезнь, то она там же заготовила средство, исцеляющее от этой болезни, которое надо только разыскать. Поэтому он выступал против применения иноземных лекарственных растений.

Парацельс помимо растений широко применял минеральные вещества, в том числе и весьма сильнодействующие. Иногда врачи упрекали Парацельса в том, что он дает больным яд. Все вещества ядовиты, возражал он своим противникам, нет ничего, в чем не было бы яда. Все дело в дозе: правильная доза делает яд безвредным.

В выборе лекарственных растений Парацельс придерживался возникшего еще в древности наивного учения о сигнатурах, согласно которому форма растения, его окраска, вкус и запах могут служить указанием на заболевание, при котором его следует применять. Так, например, от желтухи следовало применять растения с желтыми цветами; растения с почковидными листьями — при заболеваниях почек и т.д. Парацельс ввел в медицинскую практику спиртовые извлечения из растений. С помощью спирта, или «воды жизни», незадолго до этого полученного алхимиком Луллием, он пытался выделить из растений «квинтэссенцию», то есть лекарственные вещества в чистом виде. Галеновые препараты, получаемые с помощью других растворителей (воды, вина, уксуса, меда), Парацельс считал недостаточно очищенными и потому малоэффективными. Однако после смерти Парацельса его спиртовые «квинтэссенции» также стали называть галеновыми препаратами, так как в принципе они мало чем от них отличались.

Не имея представления об истинной природе действующих веществ растений, не зная их физико-химических свойств, средневековые врачи не могли получать стандартные препараты, то есть такие, количество действующих веществ в которых было бы постоянным, а не колебалось от случая к случаю. Некоторые виды лекарственного растительного сырья доставлялись из далеких стран, часто морским путем, и проходили многие месяцы, а то и голы от момента их заготовки до употребления. За это время значительная часть действующих веществ разлагалась на неактивные продукты. Приготовленные из такого недоброкачественного сырья препараты не могли оказывать надлежащего действия.

С другой стороны, нередко наблюдались случаи отравления галеновыми препаратами, полученными из ядовитых растений. Это могло быть связано с тем, что растения в разные периоды своего развития содержат неодинаковое количество действующих веществ. Более того, растения, собранные в одно и то же время, но в разных районах произрастания (например, на различной высоте над уровнем моря, в северных или южных регионах), также отличаются по содержанию действующих веществ.

Естественно, что, не зная количественного содержания физиологически активных веществ в препаратах, получаемых из разных партий растительного сырья, врачи не всегда могли правильно выбрать терапевтическую дозу лекарств. Разумеется, современные галеновые препараты лишены такого недостатка, они строго стандартизированы по количеству действующих веществ.

В XVI веке лекарственные растения стали выращивать. Однако лишь в XVIII веке научная медицина всерьез занялась их изучением. В России в ту пору травы повсеместно выращивались на так называемых аптекарских огородах, а изучение их лечебных свойств велось учрежденной Петром I Академией наук. Так что практика применения лекарственных растений исчисляется тысячелетиями, а их научное изучение — всего лишь двумя столетиями. Не удивительно, что многие положительные эффекты применения этих растений мы все еще не можем объяснить.

Какие только средства и методы лечения не испробовал человек за многие тысячелетия! Большинство из них или не Давало лечебного эффекта, или, как затем выяснялось, оказывало многообразные побочные воздействия па организм. Древние целители, конечно же. рано или поздно оставляли подобное вредоносное «лечение». Шло время — одни лечебные средства заменялись другими, более действенными и совершенными. Лишь немногие из методов оздоровления выдержали многовековой отбор, получили всеобщее признание, пришли в современную медицину и исправно служат людям. Это относится в основном к естественным средствам — закаливанию, лечению водой, массажу, лечебному питанию и, безусловно, к траволечению — фитотерапии (от греч. «фитон» — растение и «терапия» — лечение).

Травы и «живые» воды (теперь-то мы не сомневаемся, что под ними подразумевались целительные минеральные воды), различного рода купания, ванны, грязи и комбинированные компоненты этих средств, воздействие климата и солнца — всегда и во все времена использовали врачи и те, кого народная молва наделяла славой колдунов, чародеев, знахарей. Опыт трансформировался, переплавлялся, входил в привычки, традиции, обряды. Через огонь костров, очищающих от «скверны» (не отблеск ли солнечного пламени в их языках?), прыгали славяне в ночь на Ивана Купалу; холодными росами, по которым ходили непременно босыми ногами, изгоняли «падучую», настоем из майских трав очищались от «нечистой силы». А раны, гнойники, водянки, «грудные лихорадки»? Их с успехом излечивали средствами, данными человеку самой природой. В публикуемом нами полностью знаменитом «Салернском кодексе здоровья», написанном в XIV столетии философом и врачом Арнольдом из Виллановы, подводятся многовековые результаты наблюдений за действиями природных факторов на человеческий организм.

Что, к примеру, советует Салерн (ныне Салерно) — центр врачей практического толка, расположенный на юге Италии, столица «Гиппократовой общины», по поводу, как бы мы сейчас выразились, действия климатических факторов, их влияния на ход болезни? Он руководствуется указаниями знаменитого Галена, его сочинением «О свойствах простых средств», где рассматривается влияние на особенности и течение болезни тепла, холода, сухости и влажности. Сам же кодекс, вобрав в себя мудрость всех своих предшественников, уделяет основное внимание движению, физической активности, умеренности в пище и эмоциональному воздействию природы на настроение.

Начало применения лекарственных растений на Руси восходит к седой старине. От далекой эпохи родового строя в народе сохранился ряд суеверных пережитков, верований. Древний человек одухотворял многие явления природы, животных и растения. Люди верили, что болезни вызывались злыми духами, поэтому лечение часто сводилось к изгнанию их путем заклинаний, нашептываний, внушений. Первобытное врачевание заключалось в произнесении молитв, совершении жертвенных обрядов в сочетании с лечением травами, а этим наряду с различными ведунами занимались волхвы. В представлении древнего человека волхвы — носители таинственных знаний, мудрые предсказатели будущего, они владели чудодейственной силой, им известны были целебные свойства «зелий». О роли волхвов как народных врачевателей свидетельствуют летописи, в которых они упоминаются под названием «зелейников». Так названы волхвы в «Синодальном списке» Владимира Святославовича.

Первоначально сведения о лекарственных растениях и их применении передавались устно из поколения в поколение. С развитием письменности накопленные веками практические сведения были записаны в рукописях различного содержания.

XVI век характеризуется на Руси появлением медицинских книг, называемых «Вертоградами», или «Садами здоровья». Известна рукопись «Вертограда», самый старый список которой относится к 1616 году. В тексте имеется указание на то, что она выполнена в 1534 году «по повелению Даниила, митрополита всея Руси», а «переведена сия книга с немецкого языка на словенский, а перевел полонянин литовский, родом немчин, любчанин». В «Травнике Любчанина» описывались многие лекарственные травы, а также способы их употребления. В «Вертоградах» приводились описания лекарственных растений и давались рецепты, составленные главным образом из лекарственных трав. «Вертоград» — перевод произведения «Ortus sanitatus», проникшего к нам из Западной Европы. В 1523 году в Польше был издан «Прохладный Вертоград» — «Ortus amoenus». который в 1672 году был переведен на русский язык подьячим Земского приказа Андреем Микифоровым. Этот лечебник, по сути старинная русская медицинская энциклопедия, содержал обширную рецептуру, составленную преимущественно из лекарственных растений.

«Прохладный Вертоград», отрывки из которого мы публикуем, был настольной книгой в каждом русском доме, им пользовались, его бережно хранили, старательно переписывали. Небольшой объем сделал книгу удобной в повседневном обращении. Активно распространявшийся в списках еще в XVIII веке — Суворов считал его обязательным для солдат и офицеров, «Прохладный Вертоград» ныне забыт нами, забыта его история.

А ведь русский «Вертоград» оказал в те времена заметное влияние на родственную литературу (лечебники, лекарственные письмовники, зелейники), в том числе и на народные травники. Нередко из уст старшего поколения можно услышать советы, подсказанные старыми рукописями, доставшимися от дедов. Среди них — советы по ведению хозяйства («чтобы пчелы не отлетали», «аще гусеницы едят капусту», «коли хочешь испытать, где избу ставить», «егда хочешь мыша прогнать»), рекомендации, как помочь человеку в том или ином затруднительном положении («аще который человек паука проглотит», «егда человек утомится от пеше хождения», «о ужалении ехиднове и о паучинном, и шмелеве»). В целом же содержание лечебников пестро и разнообразно, их рекомендации не ограничиваются перечнем телесных болезней и описанием средств от них, а распространяются практически на все случаи жизни.

Вообще же система древнерусского врачевания — сложная и до конца не раскрытая страница истории отечественной медицины. Не найдены пока точные соответствия многим наименованиям болезней (современные медики больше увлекаются дешифровкой тибетских трактатов). Утрачены духовные основы взаимоотношения врача и пациента. Славянские рукописные источники, травники и лечебники — ключ для раскрытия этих загадок.



Медмагазин с доставкой по Украине предлагает: ортопедическая обувь | ортопедическая обувь для детей | медицинская обувь | ортопедические стельки | силиконовые стельки | купить ортопедические стельки